Плешивый Антип
Полон мир недугов разных:
злобных вирусов, бацилл!
Много пакостей опасных:
столько их, что свет не мил!
Если плохо вымыл руки,
в организм вползёт микроб.
Этот гад, не зная скуки,
валит, словно битой в лоб!
Не бездействует наука,
средства ищет, как всегда.
Жизнь учёных вам не скука!
Но не радужны дела…
Тайны скрыты в организме –
что ж, понятно и ежу!
Сквозь сатиры чудо-призму
я на них и погляжу…

Расскажу вам про Антипа
свой мистический сюжет.
Много знаем средств от гриппа,
но от лысины их нет!
Был герой наш донжуаном,
среди дам имел успех
и страдающих изъяном
поднимал всегда на смех.
Кучерявой шевелюрой
одарён Антип с лихвой,
плюс слащавая фактура –
поражал всех красотой!
Ни одной короткой юбки
мимо глаз не пропускал.
Всем «окучил незабудки»
обольститель и нахал.
И женитьба пыл развратный
изменить в нём не смогла.
Кобелина был он знатный!
Что ж, такие вот дела…
С ним жена жила недолго.
Сколь терпеть такой позор?
В обещаньях мало толка:
тут поможет лишь топор!
То ли с горя, то ли сдуру,
но пошёл Антип вразнос.
Развращённую натуру
не Амур, а Бахус нёс.
Пьянки, девки и прогулы –
всё катилось, как с горы.
Водку пили, словно мулы,
но всё это до поры…
Стал лысеть Антип кудрявый:
знать, удача уплыла!
Словно снег на солнце талый,
сникли страстные дела.
За прогулы был уволен
и остался на бобах.
В общем, бед мешочек полон!
И пронял Антипа страх!

Как-то встал с утра он мутный,
глянул в зеркало и сник.
Перед ним стоял беспутный,
лысый, сморщенный старик!
В сорок лет своей башкою
был похож он на яйцо.
Зеркала? завесил с горя,
хмурым сделалось лицо.
Средств испробовал немало,
перерыл весь интернет.
Натирал макушку салом,
думал: вырастут – ан нет!
Делал разные примочки
из алтайских горных трав.
Делал снадобья он ночью
из химических отрав.
Комаровский и Малахов
рецептурами пестрят.

Почитал Антип. От страху
охладел до самых пят.
– Одурею, видно, скоро:
что ни слово, то алмаз!
Гениальная умора,
только это не про нас, –
произнёс Антип с тоскою,
опрокинув свой стакан. –
Видно, с лысиной такою
век ходить, как барабан.
Но на каждого людишку
в небесах отдельный план.
Коль всё плохо, даже слишком,
будет шанс когда-то дан.

На базаре средь толкучки
услыхал он диалог.
Говорил чудные штучки
волосатенький дедок:
– Не парик – свои волосья!
Коль не веришь, потяни.
Как пшеничные колосья,
так крепки, густы они.
Посмотри, совсем от плеши
не осталось и следа.
Весь зарос, как старый леший,
позабылась и беда.

Удивлённый собеседник
головой качал в ответ:
– Подскажи, какой кудесник
излечил тебя от бед?!
– Да, Колдун. Дай Бог здоровья!
Жизни лет ему до ста!
Невзирая на сословья,
всем поможет. Красота!
Он, помимо шевелюры,
половой решил вопрос –
и моя кандидатура
среди баб имеет спрос!

Восхищённый дед ответил:
– Ну, Михеич, ты – Атлант!
Но, смотри, повалят дети!
Неужели будешь рад?

Тут Антип, как ошалелый,
ломанулся к старикам.
– Где ж так делают умело?

– Поздоровался бы, хам! –
обрубил дедок лохматый.

– Извиняйте, господа!
Это нервы виноваты:
ведь измучила беда!
В сорок лет я лыс, как глобус.
В плане женщин – полный ноль!
Потерял навеки тонус –
жизнь мрачна, сера?, как моль!

– Медицина тут бессильна, –
с хитрецою молвил дед. –
Результат нужо?н стабильный?
Помогу, чего же нет?
Понимаешь, в этом деле
всяк имеет интерес.
Чтоб волосья загустели,
заплати – и снимешь стресс.

Шарить стал Антип в карманах.
– Всё, что есть, отдам, не жаль!

– Да плесни хоть полстакана!
Вижу: мучает печаль!

На столе бутылка водки
(Где ты, Хруцкий? Трепещи!)
малосольная селёдка,
закопчённые лещи,
литра три хмельного пива
и огромный ананас.

– Не видали столько дива!
Да, уважил, парень, нас! –
Старики сказали хором,
взяли сумки – и вперёд!

Тут минутным разговором
не расскажешь всё. И вот,
разложившись на скамейке
в тихом парке (высший класс!),
не мешая канарейке,
дед-лохмач повёл рассказ:
–Что же, слушай: недалече –
так… кило?метров пяток –
хуторок стоит Заречный,
и живёт в нём Старичок.
Нелюдим, угрюмый очень,
нет семьи, один всегда,
днём не видно, бродит ночью.
Да ведь это не беда!
Всё судачат недоумки,
Старику смеются вслед.
Но, слыхал я, в полушубке
ходит летом этот Дед.
А зимой видали: голый
в прорубь лазил частяком.
Может, врут всё балаболы?
Но молва идёт кругом.

Почесал Антип макушку
и промолвил:
– Вот те раз!
Не пойду к нему под пушку,
твой переварив рассказ.
Он колдун иль шизофреник?
Приоткрой-ка мне секрет!

– А по мне, зови – вареник!
Волоса? нужны аль нет?
Что боишься? Дед нестрашный!
Хоть немножечко чудной…
Скажем, старец эпатажный,
но талантливый какой!

– Ладно, вряд ли будет хуже.
Что терять? И так беда!
План конкретных действий нужен:
сколько, как, чего, куда? –
произнёс Антип со вздохом.

А Михеич, взяв стакан,
молвил:
– Всё не так уж плохо!
Шанс немногим в жизни дан.
В общем так: прихватишь сала,
водки, хлеба, овощей.

– Ну а деньги?

– Нет, не надо.
Тот Дедок не царь Кощей.
Дом его стоит отдельно,
ближе к лесу, в стороне.
Я слыхал: больных смертельно
Дед лечил. Сдаётся мне,
не найти мудрее старца:
все проблемы по плечу!

– Ну, спасибо. Может статься,
чем и я вам отплачу! –
произнёс Антип сердечно.

Понял: старикан не врёт!
Жизнь, увы, не бесконечна,
чтоб прожить, как обормот.

– Слышь, хлопе?ц, отмечу кстати:
ты к нему иди пешком.
Отоспишься день в кровати
и прикинь, чтоб вечерком
быть на хуторе. К закату…
Виден дом издалека.
Коль в башке твоей не вата,
то уважишь Старика.
Угости, налей водяры,
расскажи свою беду.
И потом Кудесник старый
сварит чу?дную бурду.
Глянет разные рецепты
в древней книге колдовской.
Но учти, что компоненты –
не травы пучок простой.

Тут Антип спросил с испугом:
–Что бросает Старец в чан?

– Всё, что связано с недугом,
не капусты же кочан, –
подмигнул Михеич хитро. –
Рассказал тебе, как есть.
Нам купи ещё поллитру,
на дорожку чтоб присесть.

Стариков Антип уважил,
водки взял и закусон.
Всё культурно, стильно даже:
балычок и сальтисон.
Разошлись они под вечер.
Колдуну готов презент.
–Что ж, идти-то недалече.
Полежу. Чего бы нет?
Отдохну я две минутки
и потом отправлюсь в путь.
Что терять мне целы сутки
и с лечением тянуть?

На диван возлёг уютно
и расслабился слегка.

– Пролетает жизнь беспутно.
Вот бы изменить слегка!
Отращу я шевелюру
и окрепну… в плане дам.
Выпью дедову микстуру,
за труды ему воздам…

Закрываться стали глазки.

– Всё, подъём, пора и в путь.
Рано мыслить мне про сказки.
Нужно дело провернуть!
Взял рюкзак, сложил продукты.

– Да, нелёгок вышел вес.
Прикупить хотел я фрукты…
Да тянуть их через лес!
Что с них проку? Лучше водки
всё ж добавлю пару штук.
Положу ещё селёдки,
ну а к ней зелёный лук.
Всё, хорош! Пора в дорогу!

Взгромоздил рюкзак Антип.
В синем небе понемногу
солнце прячет светлый лик.
Опустившись к горизонту,
скрылось вскоре за дома.
И, подобно ведьмы зонту,
всё покрыла ночи тьма.
Наш герой, покинув город,
шёл чрез поле в тёмный лес.
Прогуляться славный повод,
да и хмель давно исчез.
Посмотрел Антип на небо:
– Звёзды – словно жемчуга!
А луна белее мела,
так огромна и кругла!
Освещает мне дорогу –
будет лучше виден путь.
И к Целителя порогу
доберусь я как-нибудь.

Хвойный лес пушистой лапой
затворил за ним проход.

– Нет, не буду я растяпой!
Вот тропинка. Так вперёд! –
поднимал Антип браваду. –
Тёмный лес – и что с того?
Коль решил, так, значит, надо.
Ведь герой я. О-го-го!

Лес ночной наполнен звуком.
Вышли звери все из нор.
Ухнул филин вдруг над ухом:
хищник рвётся на простор.
Страх змеёй холодной, вёрткой,
проскользнул в душе слегка.

– Не смочить ли глотку водкой?
Занесло же дурака…
Нет обратной мне дороги!
Позади сплошная тьма!
Ох, быстрей несите, ноги,
чтоб не сдвинуться с ума!
Вот луна, подобно гиду,
освещает путь вперёд.
Я по ней быстрее двину.
Может, правильно ведёт?

Филин ухает устало,
заливаются сверчки.
Вроде этого немало,
чтоб расширились зрачки.
Затрещали где-то ветки.
Шаг за шагом… не спеша…
Хоть Антип – парниша крепкий,
в пятки всё ж ушла душа.
– Кто тут бродит – ёж иль заяц?
Мышки бегают в траве?
Или ветра дивный танец
не даёт покоя мне?

Справа слышит он рычанье,
Слева – волчий жуткий вой.
Коль ворвётся страх в сознанье,
то не справишься с бедой.

–Чтоб вам сдохнуть, волки-твари!
Ну, похоже, мне конец!
Пробежимся, что ль? Погнали!
Кто тут лучший молодец? –
закричал Антип свирепо.
И откель взялась-то прыть?
Но смотрелось всё нелепо.
Где ж волков опередить?
Как верблюд – корабль пустыни –
пёр несчастный с рюкзаком.
От напряга волки взвыли!
Был бегун быстрей, чем гром!
Что проснулось в нём? Откуда?
Будто был он древний грек!
Не пропойца и приблуда,
а спортивный человек!
Не догнали хищны твари:
позади зубастых рать!
Понимал Антип едва ли,
как сумел от них сбежать.
Только выскочил из леса,
мигом стих погони вой.
Не знавал он больше стресса.
Чудо просто, что живой!

– Вот и хутор. Слава Богу!
Свет горит в одной избе.
Да, нелёгкая дорога!
Чем не угодил судьбе?

Дом и впрямь был очень старый.
Мох на стенах, как ковёр.

– Тут живёт колдун бывалый,
и, видать, с далёких пор.
Подошёл поближе тихо.
Отворилась дверь сама.

– Ох ты, блин! Какое лихо!
А внутри сплошная тьма!
Ничего мне непонятно.
Будто свет горит вдали…
Не вернуться ли обратно –
стартануть на раз, два, три?

Вдруг раздался голос грозный:
–Что бормочешь, лоботряс?

Прошептал Антип нервозно:
– Всё, пропал я в этот раз.

– Заходи! Зачем же сдуру
мне пускаешь комаров?
Да, похоже, что культуру
перенял ты у коров.

Вот очнулся бедолага…
Страх прошёл. Шагнул он в дом.
Дверь закрылась. И отвага
в этот миг проснулась в нём.
В нос ударил запах дивный
специй пряных, разных трав.
Тьмой окутанный противной,
смелость всю в кулак собрав,
шёл вперёд… В конце прохода
увидал Антип Дедка.
Видно, колдовства природа
изменяет всё слегка.

– Путь, похоже, и короткий,
а конца дороги нет.
Иль всему виною водка?
Кто бы путный дал ответ?
Что за шутки происходят? –
закричал Антип во тьму. –
Не просил, кажись, я вроде
чародейную муру!

Загорелись мигом свечи,
коридор исчез в момент.
Перед ним, а не далече
ухмылялся хитрый Дед.
С львиной гривой, бородатый…
Сколько лет – и не понять!
Дом обставлен небогато:
знать, аскет, ни дать ни взять!
Шкаф, комод, кровать стальная,
пара стульев, табурет…
Чудный дух распространяя,
на столе лежал букет
разных трав, корней древесных
да диковинных грибов.

Произнёс Антип не к месту:
– Здрасьте вам, без дураков!
И зачем пугаешь, Дядька?
Так нельзя встречать гостей!

– Не бухти, на лавку сядь-ка
да чайку себе налей.

– Благодарствую, Хозяин!
Я с гостинцем и с бедой.
Стал видон мой безобразен!
В плане женщин – никакой…
Навалился шторм событий:
девки, пьянки и разгул.

– Ты не сделал мне открытий, –
широко Старик зевнул.
И, пригладив шевелюру,
заявил Антипу так:
– Сам залез ты в волчью шкуру!
Да, наивнейший простак!
Жизнь разгульная здоровью
принесёт в итоге вред.
Тайн тебе я не открою
и смогу лишь дать совет:
скинь ярмо алкоголизма!
Спорт, прогулки, крепкий сон.
Лучше нет для организма,
чем здоровый рацион.

Почесал Антип макушку
и вздохнул:
– Да я не прочь!
Вижу сам, в какую хрюшку
превращаюсь. Мне б помочь…
Может, есть какое средство,
не тянул чтоб алкоголь?
Волоса? вернуть на место,
с полшестого чтоб на ноль.
Ну а там настрою сразу
отношения с семьёй!
Не глотну бухла ни разу:
не хочу я быть свиньёй!

Чародей взглянул серьёзно
и сказал:
– Тогда лады.
Исправляться, брат, не поздно!
Что ж, избавлю от беды!

Тут Антип, понятно дело,
стал тянуть на стол харчи.
Всё расставил он умело:
водку, сало, калачи,
огурцы да помидоры,
колбасу и сальтисон.
Супермаркет для народа
изобильем пищи полн.

Усмехнулся Дед:
– Не стоит!
Проведём сперва обряд.
Алкоголь в процессе может
в ворожбу внести разлад.
Посиди пока в сторонке
и настройся на процесс.
Мир астральный очень тонкий!
Коль испортишь – будет стресс.

Закричал Антип в волненье:
– Говоришь ты впрямь чудно?!
Вновь грызут меня сомненья!
Отвечай, Дед, всё равно!
Всё-таки скажи мне честно:
исцелял такой недуг?
–Да, слова твои нелестны:
знать, в душе сидит испуг!
Сам прикинь, навряд ли может
хуже быть в твоей судьбе.
Сглаз возможно уничтожить,
отвести. Поверь ты мне, –
убеждал Старик Антипа.

Тот, вздохнув, сказал в ответ:
– Ну, надеюсь, всё не липа.
Ты, кажись, серьёзный Дед.

А Старик, листая важно,
изучал древнейший труд.
Он под нос себе протяжно
бормотал мотив. И тут,
хлопнув по столу ладонью,
произнёс:
– Ну, вот те раз!
Сдвинул Лекарь чёрны брови:
– Слушай, это не отказ!
Ведь прочёл я в книге данной:
средства нет, чтоб всё в момент
изменилось в миг желанный.

И сказал Антип в ответ:
–Что ж, выходит, я впустую
шёл к тебе сквозь тёмный лес?

– Нет, исправим хворь любую,
но за длительный процесс.

Почесал Антип за ухом.
– А другой есть вариант?
Что ж такое, бляха-муха!
Возвращаться мне назад?
Может, есть иная книга
и найдётся в ней рецепт?

– Если так уж хочешь мигом,
обожди. Один момент!

Вот полез в сундук Целитель,
долго рылся и кряхтел.

– Ну, нашёл. Писал мыслитель,
натворил он разных дел.
Да… Назвали магом чёрным
и сожгли его потом.
В ту эпоху, безусловно,
исцеляли всех крестом.
Ну, не важно! В книге этой
заклинаний разных тьма,
скрыты магии секреты
не для среднего ума.
Текст, написанный латынью,
есть рисунки, много схем.
Занимался ею ныне…
Всё понятно, без проблем.
Коль желаешь всё и сразу,
не решить без тёмных сил.
Помню, я лечил проказу.
Помощь демона просил.

Тут Антип вздохнул:
– Похоже…
Что терять? И так завал…
С плешью быть, со спитой рожей?
Проводи свой ритуал!

Тут сверкнул глазами Старец.
Свечи дрогнули во тьме.
– Ну, отлично. Так осталось
приготовить зелье мне.

– Ну-ка, можно ли подробно?
И каков его состав?

– Пахнет, скажем, бесподобно.
Много в нём целебных трав.
Коль решаем все проблемы,
то и средств большой набор.
Всё рассчитано по схеме:
ведь диагноз – не запор.
Тут ошибки быть не может,
каждый грамм имеет вес!

– Верю я, тянуть чего же?
Начинай-ка свой процесс.
В печке пламя заиграло.
Вынул Старец котелок.
– Мы вина нальём немало.
Как основа – самый толк.

Распахнув серванта двери,
доставал Дедок мешки.
Брал траву, кору деревьев
да сухие корешки.
В котелке вино кипело,
и Колдун, прищурив глаз,
сыпал снадобья умело:
был он в деле этом ас.
За процессом удивлённо
наблюденье вёл Антип.
Видно, Старец окрылённо
всем нутром в процесс проник.
Он сверял по книге древней
вид и вес лечебных трав.
Знать, не быть Антипу прежним,
колдовской испив состав.
В котелок летели корни,
семена и порошки.
Доставал Старик проворно
банки-склянки и мешки.
Змей и жаб сушёных шкурки,
полевых мышей хвосты…

– Дед творят такое в дурке!
Что за хрень тут варишь ты?! –
заорал Антип в испуге.
Охватил его мандраж.

– Вмиг излечим все недуги.
У меня огромный стаж! –
Чародей ответил бодро,
свято веря в результат. –
Целый день шептать на воду?
Эффективней во сто крат!
А теперь момент финальный…

Взяв щепотку порошка,
молвил Дед с улыбкой тайной:
– Отойди-ка от горшка.

Сдобрив всё неясной фразой,
порошок швырнул в огонь.
– Распрощаешься с заразой!
Будешь крепок, словно конь.

Ослепило вспышкой белой –
и Антип, продрав глаза,
глянув как-то ошалело,
ляпнул:
– Святы образа!

А Колдун сказал сердито:
– Святость тут не вспоминай!
Тёмным силам дверь открыта.
Здесь тебе совсем не рай.
Вот и снадобье готово…
Подожди ещё чуток.

Глянув в книге что-то снова,
в руку взял Старик мелок.
Начертил он круг огромный,
в нём звезду и знаков тьму.
Вид имел Целитель гордый.
Ведь подвластно всё ему.
Обратился он к Антипу:
– Становись-ка в центр звезды.
Я творю совсем не липу –
здесь великие труды!
Вот… держи бокал с отваром.
Дам сигнал – и выпьешь враз.
Позабудешь ты о старом:
будет жизнь – сплошной экстаз!
Возвратятся все потери,
жизнь твоя забьёт ключом!
Навсегда – не на недели
будешь первым ты во всём!

Чёрный камень взял Целитель
и поднял над головой:
– О, Великий Повелитель,
ты глаза свои открой!
Помоги сему бродяге
возвратить былую стать!
Черенку придай отваги,
чтобы женщин ублажать!
Прегустым волосьем тёмным
голову покрой мальца!
И от Бахуса с притоном
исцели ты молодца!
О, Владыка подземелья,
Повелитель тёмных сил,
как он выпьет кубок зелья,
сотвори, что я просил!

Вот, закончив заклинанье,
Чародей достал мешок.
Копошилось в нём созданье.
У Антипа снова шок.

И промолвил он в испуге:
– Это что ж там может быть?

– Крысу белую в округе
смог недавно отловить.
Пей скорей отвар целебный!

Со стола схватив кинжал,
в тело крысы белоснежной
Старец вмиг его загнал.
Тварь истошно завизжала:
на? пол кровь лилась ручьём!
И Антип наш из бокала
отхлебнул глоток потом.

– Будь что будет. Можно ль хуже?
Нет пути теперь назад.

– Пей давай быстрее, ну же!

Серный всё окутал смрад.
Из печи, подобно лапе,
крысы труп схватил огонь.

Закричал Старик в азарте:
– Дар бери, а нас не тронь!

И погасли свечи в доме –
всё окутал плотный мрак.

– Вроде всё. Ну как, не помер?
– Зажигай свечу, Мастак, –
произнёс Антип. В испуге
ритм стучал зубов набор. –
Да, такие буги-вуги
не видал я до сих пор!

Запалил Целитель свечи.
Глянув, молвил:
– Вот те раз!
Результат наш быстротечен!
Глянь, что вышло в этот раз!

Зеркало подал Антипу.
Свистнул тот, как посмотрел.

– Думал я, творишь ты липу,
может, не останусь цел!
Но глазам своим не верю:
голова полна волос!
Да, завидно будет зверю!
Кто бы шерстью так оброс?
Усмехнулся Дед:
– Отлично!
Тест теперь на алкоголь.
Рюмку водочки пшеничной
ну-ка выпить ты изволь.

Лишь втянул Антип немного
спиртоносный аромат,
как вскричал:
– Да ради Бога!
Убери её назад!
Мне противен запах этот!
В жисть такого не приму!

– Хорошо. Ну что ж, при этом
всё ли так в твоём уму?
Вот, настоечки отведай,
травы в ней, лесной медок.
Исцеляет всяки беды.
Ты её глотни чуток.
Носом спирт неуловимый,
но в составе всё же есть.
– Если так необходимо,
испытаю эту смесь!

Тут Антип нюхнул из рюмки:
–Что ж, чудесный аромат.

Проглотил чуть-чуть микстурки
и попятился назад.
Пред глазами засверкало,
затрясло его слегка.

– Лучше есть собачье сало,
чем откушать коньяка! –
произнёс Антип со стоном. –
Весь мне вреден алкоголь!

– Будет это пусть законом.
Пожелал? Ну что ж, изволь.
Ну а с третьим пожеланьем…
Испытаешь ты потом…
Как найдёшь себе созданье,
насладишься долото?м.
Чародей взглянул довольно.
Что ж, талант! Ни дать ни взять…

– Ну, веди себя достойно,
коль вернул былую стать.

– Ты живи сто лет, Кудесник!
Сохраню бесценный дар.
Зазвучат года, как песня,
хоть потом и буду стар.

– Ну, ступай. И до рассвета
возвратись к себе домой.
Не ослушайся совета!
Это всё не звук пустой.

В тёмный лес, густой еловый,
побежал рысцой Антип.
Ощущал себя он новым,
в мышцах чувствуя прилив.
Отрастала шевелюра
и хлестала по плечам.
– Где те волки в серой шкуре,
что тут бродят по ночам?
Оторву им мигом бо?шки,
если выйдут на тропу!
Пёс лесной смешнее кошки!
Подавайте хоть толпу!

Прёт безумная бравада
из Антипа через верх.
Значит, зелье то, что надо, –
ждёт в делах его успех.
Мышцы вздулись необъятно,
вьётся волос вдоль спины.
И окреп невероятно
«покоритель глубины».
Геркулесом – и не меньше! –
ощущал себя Антип.
Покорит немало женщин
обновлённый этот тип.
Волки бросились в испуге,
поджимая в страхе хвост.
Понимали: будет туго!
Мужичонка сей не прост.
Совы, филины взлетали:
видно, чуяли беду!
Понимал Антип едва ли
ту ночную чехарду.

– Шевелюра – словно грива!
Не сравниться и коню!
Стоп! А это что за диво?!
Ничего я не пойму!

В волосах густых торчали
два рожка, как у козла.

– Я схожу с ума? Едва ли!
Это что же за дела?!
Мне с копной волос кудрявых
прирастил рога Колдун?
Ах ты, старый пень трухлявый,
чернокнижник и пердун!

Взяв руками, да покрепче,
оторвать решил нарост.
Да куда там! Было б легче
открутить собаке хвост.

– Может, это всё ошибка?
Что-то Дед перемудрил?
Даст траву иль срежет пилкой…
Пусть исправит – гамадрил!

И Антип обратным ходом
ломанул на хуторок.

– Сделал хрыч меня уродом!
Стал, как чёрт, козлиный бог!

Обезумевший бедняга
с криком нёсся через лес.
Испарилась вся отвага.
Кто теперь он? Демон, бес?
Был несчастным человеком,
стал мутантом, словно чёрт.
Лысый вроде не калека,
рожки – всё ж наоборот.
Не терял Антип надежды,
верил в силу колдовства.

– Хоть вернуть, что было прежде,
проживу без баловства.

Разлетались сосны в щепки,
будто мел крошились пни.
Мозг безумство держит цепко,
визг в ушах создав свиньи.

– Лес редеет, вот и хутор.
Там огонь и крик людей.
Так светло, как будто утром.
Где же этот лиходей?

Почесал Антип макушку.
Завились рога дугой.
– Колдуна горит избушка!
Что же делать? Боже мой!
Толпы жителей кричащих
держат факелы в руках.
Непонятно...Что же дальше?
Но крадётся в душу страх.
Подойду-ка я поближе.
Может, там Старик в толпе?
Чернокнижник, блин, бесстыжий!
Лучше, гад, помог бы мне!

Стал он красться незаметно.

– Где ж лохматый Старикан?
Ох, попал же я конкретно,
словно серый волк в капкан.
Стоп! Стоит он недалече
и глядит себе хитро?.

Тут Антипу стало легче.

– Может, всё же повезло?
Подойду к нему поближе,
объясню чего и как.
Может, он не гад бесстыжий?
В колдовстве-то всё ж мастак.
Незаметно (так казалось!),
на карачки став, Антип
был похож на чёрта малость.
Неприятный внешне тип!
К Старикану-Чародею,
извиваясь, словно уж,
веря и ещё надеясь,
полз лохматый козломуж.

Зашептал он тихо-тихо:
– Обернись, Колдун, я здесь.
Натворил ты нынче лихо.
Кем я стал теперь? Бог весть.

Ослепило яркой вспышкой –
превратился Старец в дым.

– Плохо дело, даже слишком.
Мне не стать теперь другим!
Осознав, Антип в испуге
прошептал:
– Теперь кранты…
Обернулись все в округе.
Яркий свет средь темноты.

– Гляньте, что это такое? –
кто-то крикнул. –
Это ж бес!

Понеслось людское море
с кольями наперевес.

– Бей нечистое творенье!
– Мужики, хватай козла!

Все хотели, без сомненья,
изловить причину зла.

– Чернокнижник-то, ребята,
не сгорел в святом огне!
– Зарубить его лопатой!
– Да, дубиной по спине!
Обступили бедолагу.
Пляшет пламя факело?в.

– Ну, мочи его бродягу!
– Не жалей, братва, колов!

Излучали злобу лица.

– Смерть ему! –
кричал народ.

И топор, подобно птице,
завершил в башке полёт.
Боль, удар, паденье, грохот…

Приоткрыл Антип глаза.
– Не звучит истошный хохот.
Где я? Святы образа.
Рай иль Ад? Ни зги не видно.
Знать, в чистилище попал?
Эко вышло же обидно:
вместо праздника – провал.
Голова гудит ужасно,
лоб разбух, торчит шишак.
Если Рай, то непонятно,
почему же мутит так…
Хоть такое не впервые,
слишком гадостно во рту!
Нет, не Рай. Дела былые
дверь откроют лишь в Аду.
Где ж я всё же? Вот зараза!
Шкаф знакомый… и кровать.
И забитый до отказа
здесь лежит рюкзак опять.

Вот нетрезвою походкой
к зеркалу побрёл Антип.
Бледный, словно бок селёдки,
отражался жуткий тип.
Та же плешь на всю макушку,
под глазами синева,
брюхо – пухлая подушка
и дрожит, что та листва.
Хоть и лысый, но безрогий
и, важней всего, живой!
Вид потрепанный, убогий…

Произнёс Антип:
– Отстой!
Мог представить я едва ли!
Это всё приснилось мне:
колдовство и смерть в финале,
деревянный дом в огне?
Вся история с рогами
оказалась страшным сном?
И дубины с топорами…
Но ведь был я убеждён:
всё реально, даже очень.
Ну а если и не так?
На диване спал я ночью…
Может, сон – какой-то знак?
Не искать извне подмогу,
а исправить самому.
Бросить пить и понемногу
просветленье дать уму.
Завяжу с бухлом навеки,
храм начну я посещать.
Став нормальным человеком,
возвращу былую стать.

Пару лет как ветром сдуло.
Поменялся наш герой?
Вспоминая о минувшей
глупой юности былой,
расчесав густую гриву,
пил чаёк в кругу семьи.
Изменил Антип, на диво,
образ пьяницы-свиньи.
Завязал с бухлом – и вскоре
возвратилась в дом жена,
испарилось напрочь горе.
Чаша жизни вновь полна!

Не пытайтесь с тёмной силой
повернуть судьбу воспять!
Будет всё потом немило.
Это смладу нужно знать!

Семёнов Андрей, г. Солигорскскачать dle 11.3
автор - semenAV  ::   просмотров -   ::   комметариев - 0
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Голосование:
Какие стихи Вам больше нравятся?


Показать все опросы

Наши друзья
Счетчики